Гусь свинье не товарищ или свинофобия как социальный фактор

Фельетон

Свинье вообще трудно подобрать товарища, как трудно подобрать замену любимой народом свинине каким-либо другим мясом. А уж дикий гусь и вовсе не друг домашней свинье. Эта давнишняя аксиома нашла еще одно подтверждение на бежецкой земле. И вот каким образом.

Московские охотники, любители гусятины, бившие диких птиц на бежецких угодьях почти двадцать лет кряду, вдруг предположили, что гуси могут покинуть привычные места обитания и уйти километров на двадцать севернее. Но ведь это идти за ними сколько — полдня топать… Накладно.

А уйти гуси могут от шума и беспокойства, учиненных строителями. Да, строительство на гусином ареале развернулось нешуточное, подобрав под себя аж пять тысяч гектаров земли. Быстро выяснилось, что это ООО «Коралл» строит мощный свиноводческий комплекс. И вот бравые охотнички, взяв наперевес отнюдь не ружья, а перья, и перья отнюдь не гусиные, встали на защиту своей исконной добычи. Во все инстанции полетели письма – в диапазоне от главы сельского поселения до президента Российской федерации.

В этих письмах охотники защищали вовсе не гусей, а жителей бежецкого района, на которых вот-вот должна была обрушиться волна навозного зловония, исходящего от «Коралловских» свиноферм.

Московские охотники люди состоятельные и с хорошими столичными связями. И их петиция, направленная в Кремль, самому Президенту, была написана профессионалами пера и юриспруденции. Письмо возымело действие: на «Коралл» обрушился шквал проверок, высоких и не очень комиссий, судебных разбирательств. К чести свиноводов они сумели пережить все эти атаки и даже выиграли суды в разных инстанциях. И Закон зажег им зеленый свет: «стройте!». Но охотники не сдали позиций и обрушили на «Коралл» новый град протестов и обвинений. Теперь они объединились с дачниками и таксистами, которым тоже не нравится соседство, пусть и весьма дистанционное, но все же со свино- извините-комплексом.

Охотники и дачники люди на бежецкой земле сезонные. И им как-то фиолетово, что за все постсоветские годы на территорию района пришел самый мощный инвестор, который стал вырубать молодые леса, произросшие на заброшенных пашнях и прочих сельхозугодьях, строить дороги, прокладывать газовые магистрали, вкладывать средства в культурную жизнь Бежецка. Объединенными усилиями охотники и дачники уговорили, убедили, улестили, ублажили (нужное подчеркнуть) главу Лаптихинского сельского поселения Козлова подписать очередную петицию. Козлов, человек государственный, его подпись под таким документом весьма и весьма весома.

Но вот что удивительно: как аппаратный чиновник Козлов, наверное, понимал, что обращаться к главе государства напрямую, через головы своих районных и областных начальников, мягко говоря, не этично. Во-вторых, одним росчерком своего пера господин Козлов отметал решения трех судов, дезавуировал протоколы многочисленных комиссий, неоднократно проверявших ООО «Коралл» и накликал на головы предпринимателей новые проверки. И это все в рамках инвестиционного договора, где администрация области и района, обязывались содействовать или во всяком случае не препятствовать реализации проекта. И что самое удивительное, ни один из объектов свиноводческого комплекса не имел никакого отношения к Лаптихинскому сельскому поселению. А расположены они все на территории Шишковского сельского поселения, глава которого почему-то не внял стенаниям охотников и не стал подписывать их протесты.

Ну, что взять с Козлова? Бог ему судья.

Но у дачно-охотничьего фронта нашлись более серьезные союзники в лице депутата Законодательного собрания Тверской области от КПРФ Людмилы Воробьевой. В канун выборов она не преминула заработать очки своей партии на святой борьбе с крупным капиталом. В газете «Пролетарская правда» она опубликовала статью «Обыкновенное свинство», в которой, как пишет публицист тверского «Центра развития общества», Людмила Воробьева «вдохновенно сбрасывая маски со злодеев, раскрывая жуткую интригу, сообщает, что «за проектом стоит уроженец Бежецка — Алексей Смирнов, бывший вице-президент ОАО «Лукойл». Прямо разоблачительная информация, что и говорить!»

Странная связь единоросса Козлова с коммунисткой Воробьевой.

Да, Алексей Сергеевич Смирнов не просто уроженец Бежецка, но давно известный горожанам патриот своего города, своей бежецкой земли. Еще в бытность вице-президента ОАО «Лукойл» он сделал немало доброго и полезного. Бежечане это хорошо знают. И уважают своего земляка: не чужак, парень из нашего города, знает все беды и проблемы своего края. Здесь одних капиталовложений 12 миллиардов рублей, а по завершении проекта – все 25!

Алексей Смирнов, как справедливо говорят о нем старожилы, «поднимает это производство и для повышения уровня жизни своих земляков. Где угодно и с куда большей отдачей при меньших препонах, и в какой угодно иной, более прибыльной сфере, мог реализовать свой проект Смирнов. То же сельхозпроизводство, как известно, на порядок продуктивнее в южных регионах страны — на Ставрополье, к примеру. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО из патриотических чувств к своей малой родине и во благо своих земляков взялся инвестор за этот проект именно на родной земле». Трудно с этим не согласиться. Но Людмила Воробьева не соглашается. Ну не может она поступиться своими принципами! А принципы-то весьма популистские: «неприятная проблема, которая пришла на эти земли вместе с «Кораллом» — отвратительный запах». И Людмила Федоровна готова идти в бой под красным знаменем за спасение селян от «отвратительно запаха». И что ей продовольственная безопасность страны или всероссийская политика импортозамещения?

Любопытно, было бы послушать Воробьеву, если бы она представляла интересы КПСС в году эдак 1985, когда партия бросила в массы призыв ускорять и развивать производство. В те годы в Бежецком районе насчитывалось всего-навсего 15,8 тысяч свиных голов. И если бы Воробьевой сказали, что в ответ на призыв КПСС ускоряться и развиваться найдется человек, который преумножит этот показатель сначала до 270 тысяч, а в перспективе до миллиона, то Любовь Федоровна, наверняка, бы подписала наградной лист на товарища А.С. Смирнова, представляя его к званию Героя Социалистического труда. Разумеется, невзирая на «отвратительный запах» свинопроизводства. И попробовала бы она в те годы воспротивиться политики партии, направленной на «рост животноводства и благосостояния советского народа», вряд ли бы она усидела в своем нынешнем кресле. Скорее всего отправилась в места не столь отдаленные «для укрепления партийных кадров».

Ну, ладно, охотники люди приезжие, но ведь кое-кто и из местных, своих, повелись на охотничьи байки-страшилки. В одну дуду с охотниками твердят про злоедучий аммиак, нестерпимую вонь, про наплыв дешевой рабсилы из Средней Азии. И их можно понять: с советских времен слова «свинарник», «колхозная свиноферма» вызывает в организме ряд спазматических явлений – ноздри сами собой сжимаются, а перед глазами встают кривобокие бараки с проваленными крышами, навозные ручьи и озерца. И мало кому ведомо, как много изменилось с тех времен в отрасли с непрестижным названием «свиноводство». Новейшие технологии были разработаны, увы, не в России, а в Германии, Голландии, Дании. Заметим также, что Голландия и Дания в два раза меньше Тверской области, а запах свиного навоза неприятен голландцам и датчанам точно также, как и бежечанам, и потому свиноводы этих стран сделали все, чтобы свести к минимуму неприятные последствия своей деятельности. Пожалуй, нигде в мире нет более экологичных свиноферм, чем у голландцев или датчан. Именно голландские проекты, чертежи, технологии, оборудование были на корню закуплены бежецким инвестором Алексеем Смирновым. И построены фермы без малейшего отклонения от европроекта и российского законодательства. Заметим, что «коралловский» проект прошел все государственные экспертизы, в том числе и экологическую, и экспертизу Роспотребнадзора.

Право, прежде чем трезвонить во все колокола, следовало бы посетить производственные площадки ООО «Коралл». Именно так – «производственные площадки» — по другому и не назовешь эти животноводческие объекты. Возведенные по всем канонам технической эстетики, а главное – по новейшим биотехническим нормативам. Все эти умные слова сами собой приходят на ум, когда видишь белоснежные корпуса длиной в четверть километра под новехонькими кровлями, с мачтами электропередач, газовыми котельными, с хитроумными агрегатами кормораздатчиков, с вакуумными фильтро-вентиляционными системами по космически серебристыми и по земному добротными. А внутрь, к свиноматком, к молодняку и не попадешь без специальной обработки. Здесь все стерильно, как в хорошей операционной. Иначе и быть не может: при таком астрономическом поголовье любая зараза может вызвать эпидемию, массовый падеж. Карантин здесь ежесуточный и круглогодичный. Так что свиному или иному гриппу здесь делать нечего.

«Экологическая безопасность (или опасность?) — вот главный вопрос к столь масштабному проекту. – Пишет газета «Караван». — Люди в наше время мало кому верят. Скажи им, что проект полностью безопасен — ни за что не поверят». Я тоже не сразу в это поверил, пока своими глазами не увидел лагуны отстойников, импортное очистительное оборудование.

Тем не менее «Коралл» стал излюбленной мишенью для местечковых газетчиков. На свинофобской теме оттачивают они свои сарказмы. Приведем один такой образчик.

«Вот так: свиней – москвичам и питерцам, прибыли акционерам, а навоз останется на бежецкой земле. От каждого по способностям, каждому – по труду».

Хлестко! Броско! Доходчиво! Фраза – на любой протестный плакат.

Это если не вдумываться.

А если вдуматься, то во всех трех тезисах хитрая полуправда..

«Свинина москвичам и питерцам?» Да, но не только на мясных прилавках обеих столиц лежит «коралловская» продукция. Продается она и в тверских магазинах, и в бежецких, а еще и соседям перепадает – новгородцам, владимирцам…

«Прибыли — акционерам?»

По лукавому умолчанию, ничего не сказано о продолжении этого тезиса – про налог с прибыли. Про то, что в бюджет города и района «коралловцы» отчисляют весьма солидные по местным масштабам суммы. Тут в самый раз сказать, что ООО «Коралл» самый главный налогоплательщик Бежецка и на его отчисления в городе и районе немало чего хорошего и полезного сделано. Но об этом саркастический вопрошатель скромно промолчал, зато громко выкрикнул третий тезис: «А навоз останется на бежецкой земле».

Во-первых, не НА земле, а В земле, поскольку это долгожданное удобрение местная земля не знало лет пятьдесят, а то и более.

А во-вторых, кроме органического удобрения останутся еще и тысячи рабочих мест, созданных масштабным предприятием. Останется комбикормовый завод в Бежецке. Завод по переработке мяса.

Останутся десятки километров асфальтированных и бетонированных дорог, проложенных «Кораллом».

Останутся десятки тысяч гектаров полей, засеянных зерновыми, вместо зарослей борщевика.

Останутся в деревнях вычищенные и отремонтированные колодцы, из которых вот уже двадцать лет не черпали чистой воды. Десятки новых квартир, а в ближайшем будущем объекты социальной инфраструктуры.

Многое что останется…

В остальном же все верно: «от каждого по способностям, каждому – по труду».

А в целом интересная история получается, на басню тянет: гуси, свиньи, козлы, воробьи. Жаль, дедушки Крылова нет. А то бы точно написал. А может уже и написал?

«Свинья под дубом вековым

наелась желудей досыта, до отвала;

Наевшись, выспалась под ним;

Потом, глаза продравши, встала

И рылом подрывать у Дуба корни стала…»

Николай КОНАКОВ

Modal Dialog

This is a modal window. You can do the following things with it:

  • Read: Modal windows will probably tell you something important so don't forget to read what it says.
  • Look: modal windows enjoy a certain kind of attention; just look at it and appreciate its presence.
  • Close: click on the button below to close the modal.